Цели задачи мегапроекты стратегии цифровизации ТЭК РФ часть3

Обсуждение разных вопросов.
Поиск однокурсников, однокашников, предложение встреч (акций) связистов.
Разговор о жизни (флейм).
Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1749
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Цели задачи мегапроекты стратегии цифровизации ТЭК РФ часть3

СообщениеAlex Rail » Вт 14 дек, 2021 15:40 »

Цели, задачи, ИТ- мегапроекты стратегии цифровизации ТЭК РФ, часть 3

Точка зрения связиста: инструменты маркетинга* для создания институциональной условий, рыночных механизмов, схем финансирования, корпоративной культуры и мотивированных команд, от разработчиков до владельцев компаний и государства (Росимущество, Внешэкономбанк), при выполнении цифровой трансформации компаний ТЭК РФ.

первая часть Цели, задачи, ИТ-мегапроекты стратегии цифровизации ТЭК РФ.
вторая часть Цели задачи мегапроекты стратегии цифровизации ТЭК РФ часть2

(материал подготовлен для представления в Комитет по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса, Совет по цифровой трансформации отраслей ТЭК, компанию Huawei, Минэнерго РФ)

Аннотация

Показано, что типовой состав работ, сегодня реализуемый в компаниях ТЭК РФ по цифровой трансформации, не обеспечивает выполнения требований государственных стратегических документов, документов ФСТЭК, Указов Президента и Распоряжений Правительства РФ.

Для приведения работ по цифровой трансформации ТЭК РФ в соответствие с обозначенными документами, разработана новая стратегия отрасли на рыночных принципах. В рамках этой стратегии, кроме цифровой трансформации ТЭК, будет построена российская ИТ-индустрия, национальные сети «G-5», сети промышленного и интернета вещей с обеспечением информационной безопасности, в масштабах всей России. Ожидаемый коммерческий эффект – до 100 млрд долл в год.

Для реализации такой стратегии предложены инструменты маркетинга, создающие позитивные условия выполнения цифровой трансформации ТЭК РФ и семи ИТ-мегапроектов: институциональные условия, рыночные механизмы, схемы финансирования, корпоративную культуру и мотивированные команды, от ИТ-разработчиков до владельцев компаний и государства (Росимущество, Внешэкономбанк).


ПЛАН

1. Типовой состав работ по цифровой трансформации в компаниях ТЭК РФ и его потенциальные риски.

2. Создание институциональных условий, рыночных механизмов, корпоративной культуры, мотивированных команд выполнения цифровой трансформации ТЭК РФ от ИТ-разработчиков до владельцев компаний и государства (Росимущество, Внешэкономбанк).

Задача №1. Создание институциональных и финансовых условий, инициирующих владельцев компаний ТЭК РФ проводить цифровую трансформацию компаний ТЭК РФ на единых принципах, с учетом требований государственных стратегических документов и документов ФСТЭК России.

Задача №2. Создание механизмов финансовой (и другой) заинтересованности государства (Росимущество, Внешэкономбанк) в выполнении полного комплекса работ по цифровой трансформации ТЭК РФ и выполнения семи ИТ-мегапроектов.

Задача №3. Создание институциональных условий и рыночной среды, инициирующих владельцев объектов КИИ РФ (объекты ТЭК РФ, предприятия ОПК, сети операторов связи и т.п.) и производителей АПК ИБ - к выполнение полного комплекса работ по обеспечению информационной безопасности и ПД ТР.

Задача №4. Выбор оптимизированных схем финансирования проектов цифровой трансформации компаний ТЭК РФ и строительства семи ИТ-мегапроектов, выполняемых на рыночных принципах.

Задача №5. Создание корпоративной культуры, инициирующей «творческий подход» и сохранение интеллектуальной собственности компании.

3. Заключение

Приложение 1. Выписка из Методики ФСТЭК от 5 февраля 2021 года, https://fstec.ru/component/attachments/download/2919

*Примечание: инструменты маркетинга – это комплекс действий или мер, используемых компанией (отраслью, государством) с целью оказания влияния на макросреду и участников рынка.


1. Типовой состав работ по цифровой трансформации в компаниях ТЭК РФ и его потенциальные риски**.

Сегодня на рынке инофирмы предлагают следующий состав работ по цифровой трансформации компании:

а) переход, где это еще не сделано, на процессные методы управления;
б) наработку предложений по оптимизации и реинжинирингу бизнес-процессов и бизнес-модели компании;
в) построение телекоммуникационной инфраструктуры, например, построение зоны беспроводного покрытия (WLAN, Wi-FI, UWB, сети 3G -5G), выбор которых определяется требованиями к скорости и надежности канала на абонентском участке;
г) построение сетей промышленного интернета вещей (IoTT) и интернета вещей (IoT)***;
д) автоматизацию бизнес-процессов с использованием специальных и ELD-датчиков, меток RFID, транспондеров, исполнительных механизмов и т.п.;
е) цифровую трансформацию бизнес-процессов с контролем его цифровой зрелости (методика E&Y), например: внедрение цифровых двойников, Big Date, системы машинного обучения и искусственного интеллекта, систем предиктивной аналитики, специализированных отраслевых цифровых платформ уровня подразделения, компании, отрасли и т.д.);
ж) трансформацию операционной деятельности компании и внедрение адекватной цифровой системы управления;
з) изменение корпоративной культуры, обеспечивающей создание устойчивого долговременного мотивированного пространства непрерывной оптимизации бизнес-процессов компании.

Примерно такой состав работ, который априори предполагает работу западных энергетических компаний в странах Запада и, соответственно, не учитывает геополитические и геоэнергетические потенциальные риски РФ, включая блокирование Западом поставок оборудования и ПП (пример, Oracle, ПП SAP, 2018 год), риски реализации кибератак силами и средствами технических разведок (ТР) Запада, - сегодня запланирован «к исполнению» компаниями ТЭК РФ.

Обозначенная сфокусированность компаний ТЭК РФ на:

а) повышении эффективности управления всем бизнес-процессом;
б) построении инновационных моделей ведения бизнеса, при уменьшении сроков разработки конкретных проектов (ПП) продуктовыми командами (time-to-value);
в) внедрении в рабочий процесс «Platform as a Service» (PaaS) для сокращения сроков работ и уменьшения количества продуктовых команд (численность подразделений цифровой трансформации до 150 человек);

позволяет разрабатывать более 100 цифровых проектов в год, при сроках выполнения каждого 2-10 дней, повышать уровень своей цифровой зрелости с темпами до 20% в год.

В тоже время, приведенный состав работ и высокая динамика процесса цифровой трансформации, позволяющая получать бонусы менеджменту, имеет риски «просмотреть» угрозы «Стратегии национальной кибербезопасности США» от сентября 2018 года, «пропустить» требования «Стратегии национальной безопасности РФ» от 2021 года, «Энергетической стратегии РФ до 2035 года» от 2020 года, Указов Президента и Распоряжений Правительства РФ.

Одновременно, такой «неполный состав работ» не позволяет наработать единые организационные и технические отраслевые решения и, соответственно, разработать концепцию цифровой трансформации ТЭК РФ (миссия Совета по ЦТ отраслей ТЭК), позволяющую снизить геополитические и геоэнергетические риски России, способные влиять на цены российских углеводородов на мировом рынке, именно за счет координированных действий всех компаний ТЭК РФ.

Нельзя исключать, что подобная ситуация могла возникнуть вследствие:

1) «внешнего давления» на процесс цифровой трансформации ТЭК РФ для сдерживания развития страны, например, со стороны консалтинговых и ИТ-инофирм;
2) разработки стратегий и состава работ по цифровой трансформации в компаниях ТЭК РФ в 2018-2019 годах, а появлении «требующихся» государственных стратегических Документов в 2020-2021 годах;
3) отсутствия в стране рыночных механизмов для повышения технологической и информационной безопасности объектов КИИ ТЭК РФ;
4) отсутствия мотивированной среды цифровой трансформации ТЭК РФ с учетом требований государственных стратегий, охватывающей всех участников процесса от ИТ-разработчиков до владельцев компаний и государства (ТЭК РФ);
5) отсутствия мотивированной среды для строительства российской ИТ-индустрии и повышения национальной информационной безопасности на рыночных принципах.

Поэтому сегодня, в условиях активизации гибридной войны, требует решения значимый вопрос в проблеме цифровой трансформации компаний ТЭК РФ: возможно ли «продолжать игнорировать» государственные геополитические и геоэкономические риски, связанные с отсутствием цифрового и ИТ-суверенитета, недостаточным уровнем информационной безопасности объектов КИИ ТЭК РФ и в целом государства, или требуется выполнять работы строго в соответствие с требованиями государственных стратегий, указов президента и распоряжений правительства?

Ниже будем проводить исследование в предположении, что цифровая трансформация ТЭК РФ проводится с учетом государственных стратегических документов, Указов Президента и Распоряжений Правительства РФ.


**Примечание: потенциальный риск - риск, который не был выявлен (в количестве, необходимом для статистической обработки результатов с заданным уровнем доверительной вероятности), но условия для его возникновения существуют.


***Примечание:

Отличие между интернетом вещей (IoT) и промышленным интернетом вещей (IoTT), в большой мере, условно и связано с их областью применения. IoT включает устройства, которые призваны автоматизировать «небольшие» задачи и управлять удаленно: «умный дом», видеонаблюдение с оповещением, компании сегмента СМБ, ЖКХ. IIoT (подкатегория IoT), больше ориентирован на промышленность и ведение крупного бизнеса: автоматизация производства, уменьшение расходов на изготовление продукции, минимизация издержек.

Применительно к компаниям ТЭК РФ, планируется, что сети IoTT и IoT будут обслуживать различные объекты различных компаний ТЭК, которым требуются различные скорости передачи и надежность канала на абонентском участке, стационарная или мобильная связь с различной скоростью перемещения (мега-завод СПГ, центр управления нефтяной компанией в «Москва-Сити», буровая вышка, насосная станция на нефтепроводе, квадрокоптер видеонаблюдения трассы газопровода). Такие требования к сети «G-5» на абонентском участке могут быть реализованы разным составом оборудования базовой станции и конечного пользователя, которое имеет различные стоимости и, соответственно, требуют оптимизированного решения (https://wireless-e.ru/gsm/tehnologiya-5g/).


2. Создание институциональных условий, рыночных механизмов, корпоративной культуры, мотивированных команд выполнения цифровой трансформации ТЭК РФ от ИТ-разработчиков до владельцев компаний и государства (Росимущество, Внешэкономбанк).


Мировой опыт стран лидеров показывает, что государственная система стратегического планирования, в условиях капитализма, должна включать, как минимум, две составляющие:

• независимые мозговые центры (не менее трех) для выработки долгосрочных стратегических целей, государственных стратегий, планов их реализации (на 20 лет и более), комплекса мер гос. поддержки;

• финансовые механизмы централизованного управления (контроля) всеми проектами стратегии, в масштабах страны.

Для такого финансового управления/контроля, сегодня в странах-лидерах, практически все финансовые потоки большинства производителей всех индустриальных отраслей, «сконцентрированы» в двух-трех мега компаниях. Это позволяет фокусировать всю мощь национального научно-технического и промышленного потенциала в «нужных точках» и добиваться скорейшего результата.

Такая система уже десятилетия успешно работает в США и до настоящего времени отсутствует в РФ. Поэтому ниже будем решать задачу цифровой трансформации ТЭК РФ, самостоятельно создавая «аналоги» американских исполнительных механизмов системы её стратегического планирования, в российских условиях.

В виду мало значительного влияния геоэкономических и геополитических рисков России на уровень мировых цен на углеводороды (основной тренд задают страны ОПЕК, https://www.hse.ru/data/2020/12/29/1356 ... Попова.pdf ) и отсутствия в СМИ апробированных методик по оценке такого влияния, ниже рассмотрим внутренние российские инструменты, инициирующие генерацию институциональных условий, рыночной среды и движущих сил реализации проектов цифровой трансформации ТЭК РФ, с учетом требований базовых государственных документов.

Ниже, на качественном уровне, будут рассмотрены принципы создания:

1. институциональных и финансовых условий, инициирующих владельцев компаний ТЭК РФ проводить цифровую трансформацию компаний ТЭК РФ на единых принципах, с учетом требований государственных стратегических документов и документов ФСТЭК России;

2. механизмов финансовой (и другой) заинтересованности государства (Росимущество, Внешэкономбанк) в выполнении полного комплекса работ по цифровой трансформации ТЭК РФ и выполнения семи ИТ-мегапроектов;

3. институциональных условий и рыночной среды, инициирующих владельцев объектов КИИ РФ (объекты ТЭК РФ, предприятия ОПК, сети операторов связи и т.п.) и производителей АПК ИБ - к выполнение полного комплекса работ по обеспечению информационной безопасности и ПД ТР;

4. оптимизированных схем финансирования проектов цифровой трансформации компаний ТЭК РФ и строительства семи ИТ-мегапроектов, выполняемых на рыночных принципах;

5. корпоративной культуры, инициирующей «творческий командный подход» и сохранение интеллектуальной собственности компании.


Задача №1. Создание институциональных и финансовых условий, инициирующих владельцев компаний ТЭК РФ проводить цифровую трансформацию компаний на единых принципах, с учетом требований государственных стратегических документов и документов ФСТЭК России.

В соответствие со схемой владения акциями российских компаний (https://bcs-express.ru/novosti-i-analit ... kol-ko-ikh), Росимущество, Внешэкономбанк, ПАО «ВТБ» владеют блокирующими и контрольными пакетами акций большинства компаний ТЭК РФ, предприятий ОПК и крупных операторов связи.

В таких условиях, в сочетании с «потенциалом влияния» на ГД РФ, государство (ТЭК РФ) имеет достаточные инструменты создания институциональных условий работы компаний ТЭК (https://www.dissercat.com/content/insti ... kogo-kompl) и финансовой заинтересованности владельцев компаний (через размер прибыли) в выполнении проектов ЦТ на единых принципах, в соответствие с требованиями государственных стратегий и отраслевых документов.

Наличие обозначенных инструментов обеспечит развитие компаний ТЭК РФ с учетом:

• проведения цифровой трансформации на единых организационных и технических принципах, выработанных Минэнерго РФ;
• повышения информационной безопасности компаний ТЭК РФ в соответствие с требованиями «Стратегии национальной безопасности РФ» от 2 июля 2021 года (пункт 57) и «Методики оценки угроз безопасности информации» ФСТЭК России, от 5 февраля 2021 года (Приложение таблицы 8.1. №114);
• повышения технологического суверенитета страны путем построения российской ИТ-индустрии на рыночных принципах (ЭКБ, компьютерное и телеком оборудование, ПП) и создания российского и международного рынков её продукции в масштабах, обеспечивающих окупаемость инвестиций;
• повышения национальной информационной безопасности страны путем построения сетей SDH, «G-5» и интернета (промышленного) вещей, с использованием российских ИТ-продуктов, на рыночных принципах, в масштабах всей территории РФ. И поэтапной замены существующих сетей SDH и GSM, построенных за последние десятилетия на импортном оборудовании и ПП;
• наращивания силы российского государства, в целом, путем создания в ТЭК РФ, как ключевом секторе промышленности и экономики страны, отраслевой системы стратегического планирования и построения, на основе сети «G-5», наложенной сети цифрового рейтингования* (типа китайской системы гражданского рейтингования, которая вводиться с 1 января 2022 года) в масштабах всей территории России.


*Примечание: формулу силы государства вывел высокопоставленный чиновник ЦРУ Роберт Клайн в 1977 году. Эта формула в течение 44 лет многократно подтверждалась:

Сила государства = (население + территория + экономика + военная мощь) x (стратегия + воля).

Наличие у России, сегодня отсутствующих:

• системы стратегического планирования,
• национальной идеи,
• целеполагания жизнедеятельности государства на 20-50 лет,
• современных ИТ-инструментов «настройки социума» и его мотивирования на решение задач гос. системы стратегического планирования (инфо-телекоммуникационные услуги семи глобальных телеком сетей и российская сеть цифрового рейтингования),

способно значимо (в разы) увеличить мощь российского государства - составляющие «стратегия и воля» работают как мультипликаторы.


Принципиальная необходимость выполнения именно полного комплекса обозначенных работ следует из стратегических документов РФ и публикаций в области обеспечения информационной безопасности и ПД ТР:

• из «Стратегии национальной безопасности РФ» от 2021 года: объекты КИИ ТЭК РФ должны быть защищены, в том числе, от кибератак силами и средствами технических разведок и спец. служб Запада;
• из методики ФСТЭК РФ от 05.02.2021.: спецслужбы иностранных государств имеют силы и средства для установки аппаратных и программных закладок в ИТ-оборудование, ПП и АСУ ТП, приобретаемые компаниями ТЭК РФ на мировом рынке;
• в настоящее время неизвестны технологии и методы «серийной защиты» объектов КИИ ТЭК РФ, использующих в своих производственных и бизнес-процессах импортное ИТ-оборудование и ПП, в том числе, в условиях коммерческой эксплуатации глобальных спутниковых сетей StarLink и «G-5», позволяющих создавать прямые спутниковые каналы до абонентских устройств (возможно, до закладок в импортном оборудовании);
• известным путем поэтапного повышения информационной безопасности компаний ТЭК РФ, в таких условиях, является создание российской ИТ-индустрии (например, проект создания СЭЗ в Кронштадте) и плановая замена импортного оборудования на российское;
• известным путем поэтапного повышения национальной информационной безопасности и создания защищенной цифровой экономики в РФ - является замена на сетях SDH и GSM импортного оборудования на российское с одновременным созданием защищенной инфраструктуры цифровой экономики (IoTT и IoT ) на всей территории страны.


Задача №2. Создание механизмов финансовой (и другой) заинтересованности государства (Росимущество, Внешэкономбанк) в выполнении полного комплекса работ по цифровой трансформации ТЭК РФ и выполнения семи ИТ-мегапроектов.

Государство, как владелец пакета акций компаний ТЭК РФ, заинтересовано в повышении стоимости своих активов через цифровую трансформацию, которая позволяет при малых затратах в короткие сроки повысить капитализацию компании (её интеллектуальную составляющую) и увеличить прибыль. Вместе с тем государство, как владелец пакетов акций ключевых компаний России, заинтересовано в стабильных и прогнозируемых условиях ведения бизнеса этими компаниями в течение 20-50 лет и, соответственно, в снижении геополитических и геоэкономических рисков России (https://studref.com/387472/ekonomika/ge ... om_biznese).

Из приведенного следует, что России, как хозяйствующему субъекту в мировой капиталистической торговой системе, чтобы нейтрализовать негативное давление «внешней среды», должно:

• способствовать ускоренному повышению капитализации компаний, акциями которых оно владеет;
• инициировать создание новых крупных частных компаний на принципах частно-государственного партнерства (https://rosinfra-awards.ru/press/2016-11-14.html), например, Росимущество и физические лица (владельцы компаний ТЭК РФ, гос. чиновники) для выполнения семи ИТ-мегапроектов ;
• повышать национальную информационную безопасность и, в частности, ИБ объектов ТЭК, которые, по мнению экспертов, являются сегодня «энергетическим оружием» страны для отстаивания своих геополитических, геоэкономических (Европа, АТР) и геоэнергетических (Арктика) интересов;
• повышать технологический, ИТ- и цифровой суверенитет РФ;
• создать российскую ИТ-индустрию и на основе её продуктов выполнить строительство новых национальных телекоммуникационных сетей, взамен существующих, построенных на импортном оборудовании;
• организовать процесс массового выпуска ЭКБ, телеком оборудования, ПП для сетей «G-5» и IoT (IoTT) на основе российской ИТ-индустрии и научно-технического задела предприятий ОПК в области сетевых технологий, например, «G-5» (предприятия ОПК и ТЭК РФ и будущие компании по выполнению семи ИТ-мегапроектов – будут, по видимому, иметь одного главного акционера – государство (Росимущество, Внешэкономбанк).

Чтобы привлечь к выполнению проектов стратегии цифровой трансформации ТЭК РФ, например Росимущество, и сделать его актором перечисленных процессов и акционером новых ИТ-мегапроектов (сетей), была подготовлена настоящая «Стратегия цифровой трансформации ТЭК РФ».

В частности эта стратегия позволяет создать институциональные условия для генерации команд акционеров новых крупных компаний (гос. чиновники, владельцы компаний ТЭК РФ, ОПК и т.д.) - главной движущей силы: а) цифровой трансформации ТЭК РФ; б) строительства российской ИТ-индустрии на рыночных принципах; в) строительства ИТ-индустрии и повышения информационной безопасности России; г) строительства семи ИТ-мегапроектов с общим коммерческим эффектом до 100 млрд долл в год.

Задача №3. Создание институциональных условий и рыночной среды, инициирующих владельцев объектов КИИ РФ (объекты ТЭК РФ, предприятия ОПК, сети операторов связи и т.п.) и производителей АПК ИБ - к выполнение полного комплекса работ по обеспечению информационной безопасности и ПД ТР.

Институциональные условия, как правило, создаются с привлечением ресурсов ГД РФ. Они должны реализовывать «механизмы управления» прибылями владельцев компаний ТЭК, зависящими от активности и качества реализации работ по обеспечению информационной безопасности и ПД ТР. Необходимые НМД, рекомендации и руководства (отраслевые, ведомственные), - предоставляет Минэнерго РФ и профильные государственные институты.

Финансовые инструменты управления компанией следуют из схемы владения акциями предприятия, например: а) для компаний ТЭК РФ – они сосредоточены в Росимущество; б) для компаний ОПК – в «государстве»; в) для ПАО Ростелеком и ПАО Мегафон - во Внешэкономбанке.

В соответствие с международной практикой, в коммерческий пакет ИБ - услуг, как правило, входят услуги страхования информационных рисков Заказчика. Это позволяет создать, на рыночных принципах, замкнутый цикл всех работ по защите информационной сферы объекта Заказчика, с финансовой ответственностью действующих сторон и контролем/мониторингом всех процессов обеспечения ИБ на основе статусных НМД и законов.

Такой подход используется в промышленно развитых странах (США, ЕС), но в России нельзя исключать «уникальные барьеры» на подобном пути, связанные с:

• построением, в период 1993-2021 годы, практически всех цифровых проводных и беспроводных сетей ССОП РФ (IP сетей) на зарубежном оборудовании и ПП, в которых «не исключены» аппаратные и программные закладки (НДВ);

• различными источниками кибератак на промышленные предприятия и объекты КИИ в сегодняшней России и странах Запада: атаки хакеров, террористов и кибервойск (технических разведок) или только атаки хакеров и террористов. И, соответственно, разными уязвимостями, моделями и каналами атак;

• отсутствием юридической ответственности и финансовой заинтересованности собственников предприятий и объектов КИИ РФ в обеспечении ИБ, адекватной киберугрозам 2021 года (viewtopic.php?f=2&t=21290&p=225097#p225097 ;

• отсутствием ФЗ и нормативных актов, позволяющих вводить затраты на обеспечение ИБ предприятий Заказчика в себестоимость продукции.


Можно ожидать, что только после устранения описанных «барьеров», в РФ будут созданы законодательная и нормативно-методическая базы, и рыночная среда, инициирующая востребованность услуг по страхованию информационных рисков на ИТ-объектах Заказчика.

При изложенном подходе, типовой комплекс работ по подготовке к выводу на российский рынок услуг ИБ с страхованием информационных рисков, на примере ПАО Ростелеком, приведен в (viewtopic.php?f=2&t=19153&p=220028#p220028 ,
Ускорение создания АПК ИБ для КВО адекватных вызовам 2017 г.


Задача №4. Выбор оптимизированных схем финансирования проектов цифровой трансформации компаний ТЭК РФ и строительства семи ИТ-мегапроектов, выполняемых на рыночных принципах:

• использование механизмов частно-государственного партнерства: государство (Внешэкономбанк, ПАО «ВТБ») - льготные кредиты на срок до 4-5 лет; государство (Росимущество) – ценные бумаги (акции компаний ТЭК, которые должны вырасти в цене после цифровой трансформации и компенсировать банковский процент и дать прибыль); государство (Внешэкономбанк) – предоставление схемо-технических решений по сети «G-5» от ГК Ростех ); Минэнерго РФ и Минцифра РФ – «Стратегия цифровой трансформации ТЭК РФ» и семь ИТ-мегапроектов; компании ТЭК РФ – интеллектуальные продукты (стратегии, методики, нормы, руководства и т.п.), инфраструктура для построения сетей «G-5» и IoT (IoTT) в масштабах России.
• организация принятия парламентских решений по созданию позитивной институциональной среды выполнения цифровой трансформации ТЭК РФ и временному снижению налоговой нагрузки и таможенных пошлин при реализации семи ИТ- мегапроектов и ведении операторской деятельности новыми региональными и национальными операторами связи;
• организация венчурного инвестирования на начальных этапах (стартапах) десятков ИТ-проектов и проектов по созданию региональных и федеральных операторов связи;
• получение банковского кредита под бизнес-планы семи ИТ-мегапроектов, разработанные по международным стандартам, с учетом экспертной оценки рисков, у российских (ПАО «ВТБ», ПАО «Сбербанк») и иностранных банков (КНР);
• привлечение финансовых средств под бизнес-планы проектов у владельцев компаний ТЭК РФ, например, из офшоров и банков Запада;
• привлечение финансовых средств через организацию выпуска акций, на этапе строительства ИТ-мегапроектов, и их свободной продажи на российском рынке;
• привлечение средств ФНБ РФ под бизнес-планы семи ИТ-мегапроектов и гарантии, например, Внешэкономбанка, компании Huawei.


Задача №5. Создание корпоративной культуры, инициирующей «творческий командный подход» и сохранение интеллектуальной собственности компании

1. Для создания отраслевой институциональной среды - организация подразделения стратегического планирования работ по цифровой трансформации в Минэнерго РФ с функциями: а) разработки отраслевых стратегических документов; б) разработки предложений по созданию институциональной среды, инициирующей работы по цифровой трансформации в отрасли; в) разработки бизнес-планов, календарных и финансовых планов и схем финансирования проектов (совместно с банками и/или с Росимущество); г) участия в выполнении работ в конкретных звеньях бизнес-процессов по цифровой трансформации отдельных компаний отрасли.

2. Для снижения рисков утраты интеллектуальной собственности компании (цифровая трансформация напрямую связана с повышением интеллектуальной собственности), как правило:

• проводят юридический аудит текущей ситуации и оценку потенциальных рисков,

• определяют приоритеты и план работ по уменьшению этих рисков,

• инициируют и мотивируют творческую активность работников (ИТ-разработчиков, программистов, владельцев бизнес-процессов, менеджеров проектов). Например, по примеру западных фирм, целесообразно, в дополнении к трудовому договору и должностной инструкции, прописать порядок разработки служебного произведения* и размер единовременного денежного вознаграждения (если предусмотрено), а также размер денежного вознаграждения от продажи каждой серийной единицы продукции компании, в которой это служебное произведение используется (ряд компаний ТЭК РФ планирует продавать на российском и международном рынках свои продукты по цифровой трансформации).

*Примечание: служебные произведения (СП) - это объекты авторских прав, созданные в пределах установленных для работника трудовых обязанностей (ст. 1259 ГК РФ), например, функциональные схемы АПК, алгоритмы работы программных продуктов/софт, программные коды, продукты веб-дизайна, промышленный образец АПК ИБ, интернет-контент, дизайн АПК.
Исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю (ст. 1295 ГК РФ), если трудовым договором между работодателем и работником не предусмотрено иное. Как правило, СП идентифицируется в суде по: трудовому договору и должностным инструкциях работника, служебному заданию на создание СП и Акту о создании СП с подписями работника и предпринимателя.

3. Повышение корпоративной культуры компании. По мнению экспертов, одним из факторов, дополняющих образовательный человеческий потенциал в развитии страны/отрасли/компании (дипломы статусных университетов, дипломы МВА и ученых степеней, навыки/опыт работы в международных командах и компаниях), - является доступ образованных людей к административным и профессиональным полномочиям в государственных структурах и коммерческих компаниях.
Профессионалы, не имеющие возможности претендовать/занять административные посты (управленец, руководитель направления работ, чиновник) – бесполезны с позиций технологического/коммерческого развития отрасли/компании.
Низкие возможности самореализации побуждают специалистов к профессиональной эмиграции в другие страны или понуждают смириться «с положением клерка» и, соответственно, ведут к профессиональной деградации.
И чем «беспросветнее» становиться положение профессионалов, тем больше специалистов идет по первому или второму пути. В результате, и в отрасли, и в отдельной компании, профессионалы перестают «воспроизводиться», разрушаются специализированные профессиональные коллективы, утрачивается интеллектуальный капитал подразделения/компании/отрасли. А «непрофессионалы», то есть нужные, прежде всего, друг другу люди, образуют «неформальную замкнутую среду», мотивированную на самосохранение, а не на совершенствование бизнеса и технологий.

Важно отметить, что:
• формирование описанной «корпоративной культуры» в высокотехнологичных ИТ-отраслях и компаниях страны, через управленческие/консалтинговые/рекрутские инофирмы на территории РФ, может являться «инструментом сдерживания» странами-лидерами развития ключевых отраслей, включая ИТ-индустрию РФ и процесс цифровой трансформации ТЭК РФ, в рамках выполнения «Стратегии национальной кибербезопасности США» от сентября 2018 года.

• блокирование/устранение подобной «корпоративной культуры» в компаниях может инициироваться: переориентацией работы компании, с низко прозрачных государственных сегментов, на конкурентные сегменты рынков и выполнение ИТ-проектов на рыночных принципах (пример, Лаборатория Касперского, LK); внедрением маркетинговых методов планирования/управления/продвижения продукции компании, «настройкой» целых отраслей промышленности РФ на рыночные принципы функционирования и выполнения проектов (см. настоящую стратегию цифровой трансформации ТЭК РФ.


3. Заключение

Показано, что типовой состав работ, сегодня реализуемый в компаниях ТЭК РФ по цифровой трансформации, не обеспечивает выполнения требований государственных стратегических документов, документов ФСТЭК, Указов Президента и Распоряжений Правительства РФ.

Для приведения работ по цифровой трансформации ТЭК РФ в соответствие с обозначенными документами, разработана новая стратегия отрасли на рыночных принципах. В рамках этой стратегии, кроме цифровой трансформации ТЭК, будет построена российская ИТ-индустрия, национальные сети «G-5», сети промышленного и интернета вещей с обеспечением информационной безопасности, в масштабах всей России. Ожидаемый коммерческий эффект – до 100 млрд долл в год.

Для реализации этой стратегии предложены инструменты маркетинга, создающие позитивные условия выполнения цифровой трансформации ТЭК РФ и семи ИТ-мегапроектов: институциональные условия, рыночные механизмы, схемы финансирования, корпоративную культуру и мотивированные команды, от ИТ-разработчиков до владельцев компаний и государства (Росимущество, Внешэкономбанк).



Представленный материал является авторским, подготовлен при консультациях с профессионалами связи, маркетологом MBA (MS, LK, IDC, P.T., ITG Forsight), ссылка обязательна.

14 декабря 2021 года



Приложение 1

Выписка из Методики ФСТЭК от 5 февраля 2021 года, https://fstec.ru/component/attachments/download/2919

Нарушитель, обладающий высокими возможностями (спец. службы иностранных государств, включая технические разведки): обладает всеми возможностями нарушителей со средними возможностями.

Имеет возможность получения доступа к исходному коду встраиваемого программного обеспечения аппаратных платформ, системного и прикладного программного обеспечения, телекоммуникационного оборудования и других программно-аппаратных средств для получения сведений об уязвимостях «нулевого дня».

Имеет возможность внедрения программных (программноаппаратных) закладок или уязвимостей на различных этапах поставки программного обеспечения или программно-аппаратных средств.

Имеет возможность создания методов и средств реализации угроз с привлечением специализированных научных организаций и реализации угроз с применением специально разработанных средств, в том числе обеспечивающих скрытное проникновение.

Имеет возможность реализовывать угрозы с привлечением специалистов, имеющих базовые повышенные, средние и высокие возможности.

Имеет возможность создания и применения специальных технических средств для добывания информации (воздействия на информацию или технические средства), распространяющейся в виде физических полей или явлений.

Имеет возможность долговременно и незаметно для операторов систем и сетей реализовывать угрозы безопасности информации.

Обладает исключительными знаниями и практическими навыками о функционировании систем и сетей, операционных систем, аппаратном обеспечении, а также осведомлен о конкретных защитных механизмах, применяемых в программном обеспечении, программно-аппаратных средствах атакуемых систем и сетей.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1749
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Сб 18 дек, 2021 17:29 »

Точка зрения связиста

Из ниже приведенных двух публикаций «складывается впечатление», что:

1. ИТ-специалисты ПАО «Газпром» планируют, в рамках стратегии цифровой трансформации компании до 2026 года (принята вчера), заниматься «преимущественно» разработкой «целевой архитектуры данных» своей компании и его дочек, и систематизацией и оптимизацией этой архитектуры, после внедрения в них процессного управления - BPMS (Business Process Management System). При этом, видимо, все работы будут выполняться на импортных технологиях и ПП.

2. Запланированный состав работ в ПАО «Газпром» по цифровой трансформации до 2026 года, соответствует составу и видам работ, рекомендуемым инофирмами, и априори предполагает работу западных энергетических компаний в странах Запада и, соответственно, не учитывает геополитические и геоэнергетические потенциальные риски РФ, включая блокирование Западом поставок оборудования и ПП (пример, Oracle, ПП SAP, 2018 год), риски реализации кибератак силами и средствами технических разведок (ТР) Запада.

3. В ПАО Газпром намерены до 2026 года «не слышать» предписаний выполнять цифровую трансформацию компаний ТЭК РФ строго в соответствие с требованиями «Доктрины энергетической безопасности РФ» от 2019 года, «Энергетической стратегии РФ» от 2020 года и «Стратегии национальной безопасности РФ» от 2021 года, Методики ФСТЭК РФ от 05.02.2021., Указов Президента РФ и Распоряжений Правительства РФ (см. часть 2 статьи).


Приложение: методы проектирования целевой архитектуры данных при формировании BPMS систем, https://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=896663

В динамично развивающемся мире методы управления, основывающиеся на жестком стратегическом планировании, перестают работать. Перемены во внешней среде приводят к тому, что компании смещают акцент с предвидения возможных изменений к действиям, способным обращать эти изменения в свою пользу. Современные организации стараются адаптироваться к изменениям, возникающим в бизнес-среде, что приводит к росту требований к адаптивности.

Основной проблемой обеспечения адаптивности компании является контроль необходимых изменений в рамках всего предприятия. Изменение целей приводит к изменениям стратегии и трансформации бизнес-процессов и организационной структуры, что, в свою очередь, оказывает влияние на полномочия внутри организации. Как следствие, последует реорганизация информационных потоков и систем.

Существует несколько подходов к управлению информационными потоками, во-первых, функциональное управление, применяемое большинством компаний. В функциональном подходе используются информационные системы, основанные на аналитических моделях бизнес-процессов, например, системы, основанные на реляционных базах данных - ERP, или системы, использующие многомерные базы данных - BI.

Однако такие системы являются отражением статичного предприятия, так как не учитывают изменения бизнес-процессов. Для отражения динамики предприятия компании внедряют процессный подход, который использует модели бизнес-процессов как основу для проектирования информационных систем.
Процессный подход использует BPM (Business Process Management). BPM - это система управления бизнес-процессами. Процессный подход является более трудоемким для управления, так как модели BPM требуют постоянного мониторинга.

Для решения данной проблемы разрабатываются системы, автоматизирующие BPM. Эти системы называются BPMS (Business Process Management System). Они позволяют снизить сложность разработки систем и неопределенность данных, так как модели бизнес-процессов являются исполняемыми в системах BPMS.

Переход к системе BPMS требует комплексного анализа всех элементов предприятия, от представления о текущем статусе предприятия до состояния «как должно быть».

Одним из инструментов, позволяющих сформировать полноценное видение бизнеса и его структуру, является архитектура предприятия. Согласно документу «Federal Enterprise Architecture Framework», архитектура предприятия - это стратегическая информационная основа, определяющая [1]: - информацию, необходимую для ведения бизнеса; - структуру бизнеса; - технологии, используемые для выполнения бизнес-операций; - процессы преобразования, необходимые для реализации новых технологий в ответ на изменение бизнес-потребностей.

Управление архитектурой предприятия осуществляется на основании следующих шагов: описание существующей (AS-IS) архитектуры, проектирование целевой (TO-BE) архитектуры, разработка плана перехода от существующей к целевой архитектуре.

Целевая архитектура является идеальной моделью предприятия, в основе которой заложены [2]: - анализ тенденций рынка и среды деятельности организации; - стратегические требования к бизнес-процессам; - требования к ИТ-архитектуре; - информация о «узких местах» и способах их устранения.

Большинство пособий по построению архитектуры предприятия ограничиваются перечислением факторов, которые необходимо учитывать при планировании изменений, но не описывают то, как это сделать на практике.

Отдельные методологии архитектуры предприятия в достаточно формальном виде описывают данные, необходимые для планирования перехода, однако не содержат инструментов, позволяющих выстроить план с учетом взаимосвязей существующих и внедряемых практик.

Одним из наиболее существенных пробелов в этой области знаний является недостаточная проработка и слабая формализованность методов планирования перехода от текущего состояния архитектуры предприятия к целевому.

При этом зачастую планирование перехода является творческим процессом, успех которого сильно зависит от опыта, интуиции, знания корпоративной культуры, истории предприятия.

Кроме того, в крупных организациях процесс усложняется большим числом элементов архитектурных моделей, что делает затруднительным применение описанных в литературе методов. В качестве объекта исследования определен процесс разработки архитектуры данных в контексте архитектуры предприятия.

Для разработки целевой архитектуры данных предприятия, как правило, требуется:

1. Описать уровни и функции целевой архитектуры предприятия.
2. Описать процесс формирования целевой архитектуры данных.
3. Выполнить анализ существующих методик разработки целевой архитектуры данных с целью выявления недостатков данных методик.
4. Сформировать алгоритм проектирования архитектуры данных, включающий описание этапов и рекомендации по использованию инструментов проектирования.
5. Разобрать практический пример проектирования целевой архитектуры данных на основе ранее разработанной методики.


https://www.akm.ru/news/pravlenie_gazpr ... ii_gruppy/
Правление Газпрома одобрило стратегию цифровой трансформации группы
17 декабря 2021

Правление Газпрома одобрило стратегию цифровой трансформации группы «Газпром» на 2022–2026 годы. При реализации стратегии будет обеспечиваться преимущественное использование отечественных решений. Об этом говорится в сообщении Газпрома.

В основе целевой архитектуры стратегии — создание единой модели данных компаний группы «Газпром», которая будет интегрирована с Национальной системой управления данными.

На базе этой Единой модели с помощью цифровых платформ будут выстроены цифровые экосистемы газового, нефтяного и электроэнергетического бизнеса. Каждая платформа — это группа специализированных ИТ-решений и сервисов, объединенных единой нормативно-справочной информацией.

Некоторые цифровые платформы уже в стадии разработки. Так, ведется работа по созданию Единой цифровой платформы управления инвестиционными проектами.

Для участников инвестиционного процесса, включая подрядные организации, будет создано единое цифровое пространство с набором ИТ-решений и цифровыми информационными моделями объектов для управления проектом на всех стадиях реализации.

Газпром создает «цифровые двойники» — виртуальные копии действующих производственных объектов и систем. Такая копия повторяет необходимые характеристики оригинала для прогнозирования его работы в различных сценарных условиях. При разработке «цифровых двойников» активно используются технологии искусственного интеллекта, извлекающие знания из «больших данных», генерируемых технологическими объектами.
… …


https://in-power.ru/news/neftigaz/42792 ... -gody.html
Правление одобрило Стратегию цифровой трансформации Группы «Газпром» на 2022–2026 годы

Правление ПАО «Газпром» одобрило Стратегию цифровой трансформации ПАО «Газпром» (Группы «Газпром») на 2022–2026 годы.
Отмечено, что «Газпром» активно занимается разработкой и внедрением передовых цифровых технологий. Сегодня специализированные программные комплексы и технологии цифрового моделирования широко интегрированы по всей производственной цепочке «Газпрома» и позволяют эффективно управлять бизнес-процессами добычи, транспортировки, хранения и распределения углеводородов.

Стратегия цифровой трансформации направлена на дальнейшее повышение гибкости управления бизнесом, создание новых направлений для его развития, а также рост эффективности и безопасности производства.

В основе целевой архитектуры стратегии — создание Единой модели данных компаний Группы «Газпром», которая будет интегрирована с Национальной системой управления данными.

На базе этой Единой модели с помощью цифровых платформ будут выстроены цифровые экосистемы газового, нефтяного и электроэнергетического бизнеса. Каждая платформа — это группа специализированных ИТ-решений и сервисов, объединенных единой нормативно-справочной информацией.

Одна из таких платформ, создаваемых в рамках стратегии, обеспечит взаимодействие с национальными информационными системами. При этом в ряде случаев «Газпром» выступает в качестве пилотного объекта внедрения. Например, «Газпром» входит в рабочую группу по реализации пилотного проекта Федеральной налоговой службы России по интеграции информационных систем компаний-участников налогового мониторинга с информационной системой налоговой службы — АИС «Налог-3».

Некоторые цифровые платформы уже в стадии разработки. Так, ведется работа по созданию Единой цифровой платформы управления инвестиционными проектами. Для участников инвестиционного процесса, включая подрядные организации, будет создано единое цифровое пространство с набором ИТ-решений и цифровыми информационными моделями объектов для управления проектом на всех стадиях реализации.

«Газпром» создает «цифровые двойники» — виртуальные копии действующих производственных объектов и систем. Такая копия повторяет необходимые характеристики оригинала для прогнозирования его работы в различных сценарных условиях. При разработке «цифровых двойников» активно используются технологии искусственного интеллекта, извлекающие знания из «больших данных», генерируемых технологическими объектами.

Отмечено, что при реализации Стратегии цифровой трансформации ПАО «Газпром» (Группы «Газпром») будет обеспечиваться преимущественное использование отечественных решений.

Вопрос о проекте Стратегии цифровой трансформации ПАО «Газпром» (Группы «Газпром») будет внесен на рассмотрение Совета директоров компании.

Справка
Проект стратегии цифровой трансформации на 2022–2026 годы разработан в соответствии с методическими рекомендациями Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (Минцифры России) по цифровой трансформации государственных корпораций и компаний. Документ согласован с Минцифры и Минэнерго России.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1749
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Вс 19 дек, 2021 15:50 »

Продолжение предыдущей публикации от 18 декабря 2021 года (см. выше)

9 мая 2017 года Президентом РФ была утверждена «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы» — главнейший стратегический документ для сферы всех государственных ИТ. Положениями «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации» должны руководствоваться в своей работе все органы государственной власти РФ.

В частности, «Стратегия...» фиксирует на нормативно-правовом уровне: «безопасные ПО и сервисы», «индустриальный интернет», «интернет вещей», «информационное общество», «информационное пространство», «инфраструктуру электронного правительства», «критическую информационную инфраструктуру РФ», «цифровую экономику».

В «Стратегии...» определены приоритеты России в сфере ИКТ:

• формирование информационного пространства с учетом потребностей граждан и общества в получении качественных и достоверных сведений;
развитие информационной и коммуникационной инфраструктуры;
• создание и применение российских ИКТ, обеспечение их конкурентоспособности на международном уровне;
• формирование новой технологической основы для развития экономики и социальной сферы;
• обеспечение национальных интересов в области цифровой экономики.

Из текста «Стратегии...» в частности следует:

• «...создать российское общесистемное и прикладное программное обеспечение, телекоммуникационное оборудование и пользовательские устройства для широкого использования гражданами, субъектами малого, среднего и крупного предпринимательства, государственными органами и органами местного самоуправления, в том числе на основе обработки больших объемов данных, применения облачных технологий и интернета вещей;
• создать встроенные средства защиты информации для применения в российских информационных и коммуникационных технологиях;
• обеспечить использование российских информационных и коммуникационных технологий в органах государственной власти Российской Федерации, компаниях с государственным участием, органах местного самоуправления;
• создать справедливые условия ведения предпринимательской деятельности для российских разработчиков;
• проводить на региональном и международном уровнях мероприятия, направленные на продвижение российских товаров и услуг, в интересах российских организаций, развивающих и внедряющих отечественные информационные и коммуникационные технологии.

Из «Стратегии…» следуют основные направления развития российских ИКТ:

конвергенция сетей связи и создание сетей связи нового поколения;
• обработка больших объемов данных;
• искусственный интеллект;
• доверенные технологии электронной идентификации и аутентификации, в том числе в кредитно-финансовой сфере;
• облачные и туманные вычисления;
интернет вещей и индустриальный интернет;
• робототехника и биотехнологии;
радиотехника и электронная компонентная база;
• информационная безопасность.

В управлении реализацией «Стратегии...» участвуют Правительство, администрация Президента, аппарат Совбеза, ФОИВ, власти регионов, государственные внебюджетные фонды, институты развития, а также госкомпании.

В связи с выше изложенным, возникает вопрос: «чем руководствовались» Минэнерго РФ, Минцифры РФ и ПАО «Газпром» (гос. компания), когда одобряли 17 декабря 2021 года «Стратегию цифровой трансформации Группы «Газпром»» на 2022–2026 годы, если она не отвечает требованиям «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы» — главнейшего стратегического документа для всех государственных ИТ- институтов и компаний в России. При этом, такое одобрение произошло в условиях наличия альтернативного проекта - «Стратегии цифровой трансформации ТЭК РФ» (см. сайт), реализация которой обеспечивает, для ПАО «Газпром» и большинства других компаний ТЭК РФ, одновременное выполнение цифровой трансформации компаний, в соответствие с мировыми практикамии, и выполнение требований «Стратегии развития информационного общества в РФ до 2030 года» и всех профильных стратегических Документов РФ, Указов Президента и Распоряжений Правительства РФ, Методик ФСТЭК России?

С уважением,
Alex Rail,
19 декабря 2021 года

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1749
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пн 20 дек, 2021 16:02 »

Продолжение предыдущей публикации от 19 декабря 2021 года (см. выше)

Точка зрения связиста

Выбор между стратегией цифровой трансформации ПАО «Газпром» до 2026 года и настоящей стратегией ЦТ, инициативно разработанной связистами в 2021 году, связан, не столько с требованиями профильных государственных Документов РФ, как с решением приоритетной национальной задачи - цивилизационным выбором РФ в 21 веке (см. гипотезы №1-№7 настоящей статьи, часть 1) и, соответственно, с сохранением или трансформацией существующего 30 лет толпо-элитарного российского социума, с рентно-сырьевой экономикой и государственной «рентной системой управления» и движущей силой – олигархами, в направлении социума социальной справедливости по критерию общественно значимой деятельности и результатов, системой государственного стратегического планирования, которая исключает «человеческий фактор» и обеспечивает преемственность национального курса на многие десятилетия, при смене элиты и президента, и имеет систему государственного управления, построенную на принципах проектного управления и целеполагания.

Поэтому «узкий подход», который сегодня можно наблюдать в ПАО «Газпром» при разработке стратегии ЦТ до 2026 года – может быть «работоспособным» в западных компаниях ТЭК в странах Запада и при сохранении рентно-сырьевой экономики России до 2040-2050 годов и, соответственно, сохранении «известного места» РФ в мировой торговой системе и задачах её национального развития и строительства, ограничивающихся повышением объемов добычи и переработки углеводородов, уменьшением издержек и повышением прибыли. При этом, задачи повышения технологического, цифрового, ИТ-суверенитета; повышения информационной безопасности и ПД ТР, построения суверенной цифровой индустрии и на её основе – масштабного развития промышленных отраслей и экономики страны и далее - уровня и качества жизни граждан – во властной элите «не найдут понимания» и, более того, сгенерируют «негативные для них» риски блокирования их капиталов в банках Запада и офшорах (подробнее, см. статью часть 1).

Властная элита готова сохранять «на века» описанное «сегодняшнее состояние» России, однако, принимая во внимание гипотезу №3, обострение противостояния Запад-Китай и Россия в 2021 году, беспрецедентные заявления Правительств США, Китая и России последних недель (viewtopic.php?f=30&t=18068&p=226298&sid=75e0c8dcbd47e910a94c9496773062b8#p226298 ), можно ожидать, что в течении января 2022 года Россия «перейдет в режим создания контругроз» Западу и далее вероятно заключение военно-политический союза Россия-Китай.

Такой союз и сопредельное положение стран, принимая во внимание отношение численности населения и размер экономик Китая и России (10:1), может, на примере последнего десятилетия в десятках стран Африки и Южной Америки (стр. 45, https://mgimo.ru/upload/iblock/d69/vzai ... yaniya.pdf), генерировать риски китайской экспансии, которые будут провоцироваться, в том числе, отсутствием национальной идеи, идеологии, системы гос. стратегического планирования, рентно -сырьевой экономикой, системой государственного управления во главе с сырьевыми олигархами в РФ и т.д.

Чтобы уменьшить такие «ключевые риски» военно-политического союза КНР-РФ, по мнению авторов, в начале 2021 года целесообразно начать реализацию «Стратегии цифровой трансформации ТЭК РФ» с учетом требований государственных стратегических документов страны, выполнение которой позволит, через 3-4 года, в разы усилить «силу России» и снизить(управлять), в том числе, рисками внешней экспансии.

В обозначенных внешних и внутренних условиях сегодняшней России, целесообразно провести экспертизу двух приведенных стратегий цифровой трансформации ПАО «Газпром» и ТЭК РФ, и определить национальные условия и планы суверенного цифрового, индустриального и социального развития, благоприятные для выполнения первой и второй стратегии. В качестве экспертов, по всей видимости, можно привлечь:

1. Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, экспертная поддержка.
2. Институт энергетической стратегии (ЗАО "ГУ ИЭС"), экспертная поддержка.
3. Институт энергетических исследований Российской академии наук, экспертная поддержка.
4. РАНХиГС, методическая поддержка, (https://storage.strategy24.ru/files/new ... d097d5.pdf ).


С уважением,
Alex Rail,
20.12.2021.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1749
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пн 20 дек, 2021 23:19 »

Пояснение №1

«О проблеме технологического суверенитета России, его ключевом значении для сохранения российской государственности в 21 веке.»
(на обеспечение технологического суверенитета РФ, на основе потенциала и инфраструктуры компаний ТЭК РФ, направлены четыре из семи национальных задач (ИТ-, цифровой и информационный суверенитет, суверенная цифровая экономика), которые должны быть решены в рамках «Стратегии цифровой трансформации ТЭК РФ», инициативно разработанной в 2021 году).

БОЛЬШАЯ ЕВРАЗИЯ: РАЗВИТИЕ, БЕЗОПАСНОСТЬ, СОТРУДНИЧЕСТВО
Ежегодник
Выпуск 4
Часть 1
2021 год
стр. 96

МИРОПОРЯДОК БОЛЬШОЙ ЕВРАЗИИ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ СУВЕРЕННОСТЬ РОССИИ
Ковалев С.Г. д.э.н., профессор, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

… …
Техносфера – важнейшая составляющая жизни человека и человечества -подвержена эволюционным и революционным изменениям. Перемены – ее визитная карточка: постоянно меняются и технические средства, используемые для производства благ, и информационные средства, применяемые в производственных процессах, в управлении социумом.

В более широком понимании технологическая сфера – это все производительные силы общества, все то, что используется в материальном его воспроизводстве, она определяет и общественное разделение труда, и технологические уклады, и квалификацию людей.

Совокупность технологий, имеющихся в распоряжении общества, во многом предопределяет его конкурентоспособность, структуру общественного производства и структуру совокупного общественного продукта.
Соответственно, технологический суверенитет страны – важнейший параметр ее воспроизводственной безопасности и исторического будущего. В основе суверенитета лежит система технологических процессов, которыми реально или потенциально обладает страна, используя их в общественном производстве материальных и нематериальных благ.

Технологическое суверенное развитие (техногенез) – это поступательный, длительный процесс, охватывающий многие сферы. И, соответственно, самодостаточность в нем требует согласованных усилий государства и бизнеса и выработки целостной воспроизводственной политики, основанной на ценностях технологической независимости и технологического лидерства.

Технологическое суверенное развитие – это не только обладание целостной системой: собственное образование – собственная наука – собственное производство, но и обладание возможностью принятия самостоятельных решений по выбору научных и технических приоритетов, а также решений по использованию иностранных изобретений и технологий на территории страны, привлечения нужных специалистов.

Технологическая суверенность во многом зависит от внешних условий. Скажем, в начале нулевых годов XXI века у Российской Федерации возникло окно возможностей – наличие крупных валютных средств, достаточно свободный доступ к новым, передовым иностранным технологиям.

Возможно, окно откроется и в будущем в связи с нарастанием противоречий между США и Китаем.

По признаку суверенности технологии можно разделить:

а) по происхождению: 1) разработаны и используются в Российской Федерации; 2) разработаны за рубежом и используются в Российской Федерации; 3) разработаны и используются за рубежом, а в Российскую Федерацию поставляют продукты, созданные на их основе;
б) по использованию: 1) гражданские технологии; 2) военные технологии; 3) технологии двойного назначения;
в) по приоритетности: 1) важные для суверенного воспроизводства всего общества; 2) важные для отдельных отраслей экономики; 3) важные для отдельных предприятий;
г) по масштабности затрат: 1) требует долговременных крупных затрат в научные исследования, в проектирование технологических процессов и создание техники, в подготовку кадров; 2) не требуют масштабных долговремен ных затрат;
д) по необходимости формирования массового платежеспособного спроса для окупаемости затрат в новые технологии: 1) необходим массовый глобальный спрос; 2) достаточно внутреннего национального спроса.

Достижение технологической суверенности страны обусловлено:

1. Возможностями по созданию новых технологических процессов: а) уровень фундаментальной, прикладной науки и НИОКР; б) подготовка кадров и закрепление их в стране.
2. Наличием емкого рынка (либо внутреннего, либо внешнего) для продуктов, изготовленных с помощью новых технологий (либо собственные, либо лицензионные) при условии конкурентоспособности их технических и иных параметров.
3. Возможностями воплощения новых технологических проектов в новые производственные технологии: а) либо собственная сырьевая база, собственная техника и комплектующие изделия, собственные кадры и собственная их подготовка; б) либо возможности получения необходимых проектных технологических составляющих из-за рубежа.
4. Возможностями регулирования собственного технологического развития: а) поощрение создания и использования новых технологий, необходимых стране; б) ограничение распространения зарубежных экологически и социально вредных технологий, а также технологий, по которым есть собственные возможности создания и которые необходимы для обеспечения национальной безопасности, в том числе из-за нестабильности внешнего рынка.
5. Возможностями законодательного гарантирования права интеллектуальной собственности, прав ноу-хау и иных прав, связанных с новыми технологиями (и в разрезе субъектов: индивиды, предприятия и в разрезе суверенных государств: собственная страна, другие страны).

Обеспечение реальной технологической суверенности – сложная задача для любой страны. Технологическое развитие имеет внутренние закономерности, вытекающие из особенностей научно-технического прогресса в индустриальную и постиндустриальные эпохи: с одной стороны, это социально-экономическая, институциональная среда и факторы ее эволюции, с другой стороны, сам внутренний процесс эволюции техники – закономерности научных открытий, изобретений, становления технологических укладов.

Перефразируя К. Маркса можно сказать, важно не то, что производят, а то, как, где и кто.

Мировой и национальные хозяйственные порядки во многом определяют роль техносферы в обществе. Место страны в мировом разделении труда, достигнутый уровень развития частично обусловлены историческим прошлым, частично ролью инерции в общественном воспроизводстве, а частично – видением будущего, его желательным образом.

Изменить структуру экономики и ее технологическое состояние сложно, и часто данный процесс наталкивается на внешнее и внутреннее активное противодействие. Структурно-технологические сдвиги в сторону новых укладов для Российской Федерации и нужны, и возможны. Дилеммы в выборе нет – либо технологический рывок, либо технологическая зависимость.

При всей условности, понятие технологический уклад выражает очень значимую вещь – это производительный, технологический базис, на котором зиждется производство благ. В настоящее время гипотетически насчитывают 7 укладов, причем иногда упрощенно считают, что один уклад сменяется другим, в реальной экономической действительности они сосуществуют параллельно, дополняя друг друга, меняется лишь удельный вес и роль в экономике того или иного уклада.

Смена технологических укладов – многофакторный процесс, это и закономерности научно-технического прогресса, и закономерности циклического развития рыночной капиталистического экономики (краткосрочные, среднесрочные, долгосрочные циклы), это и страновое неравномерное развитие и экспорт производительно го капитала, это и государственное регулирование, и финансирование технологического производственного развития.

События последних лет (санкции) и месяцев (COVID-19) показали, что российское общество уязвимо не только социально, но и технологически. Недостаточная социально-экономическая устойчивость – изначальное родимое пятно российской экономики: федеральное устройство страны и управления, неоптимальная структура производства по многим параметрам, прежде всего сдвиг в сторону сырьевых отраслей, недостаточное развитие социальной и коммуникационной инфраструктуры, чрезмерное социальное расслоение и бедность населения.

Но к этому добавилась усиливающаяся зависимость не только от конъюнктуры мирового рынка, но и от возможности доступа к новым технологиям и, прежде всего к технологиям, олицетворяющим 5, 6, 7 технологические уклады.

Исторический опыт свидетельствует – в мире мало кому удавался рывок от технологической отсталости к опережающему поступательному (особенно без внешней помощи) развитию, от догоняющего к прорывному развитию, однако успешный опыт ухода из мировой полупериферии в сегмент развитых стран все же имеется.

Экономическое состояние прошлого не всегда определяет экономическое состояние будущего. Пример СССР, современного Китая, Сингапура, Австралии это подтверждает.

Безусловно, мир двадцатых годов XXI века сокращает возможности социально-экономического рывка, но полностью их не блокирует, окно возможностей сохраняется, противоречия между странами в современном мире дают шанс.

Исторический опыт СССР свидетельствует, что многое в траектории развития связано с политической волей, адекватной реакцией на внешнеполитические обстоятельства, с противодействием опасностям, исходящим из внешней среды, с готовностью общества к технологическому рывку и сопряженным с ним трудностями.

СССР начал реализовывать цели достижения технологической суверенности начиная с середины 30-х годов, а более последовательно – с середины 40-х XX века, причем не для экспорта пролетарской революции, построения социализма в отдельно взятой стране, но прежде всего для повышения собственной безопасности, индустриализация страны являлась не целью, а средством самосохранения страны.

Из внешнеполитического и внешнеэкономического анализа правительство СССР сделало вывод – если война неизбежна, то неизбежны ограничения доступа на мировые рынки, а значит, нужны собственные передовые промышленные и военные технологии, позволяющие выпускать отечественную продукцию из собственного сырья на собственной базе в больших масштабах.

До этого момента преобладала точка зрения, что нужные товары и технологии можно приобрести и за рубежом в обмен на золото, сырье, зерно даже в условиях проведения капиталистическими странами политики сдерживания строительства социализма в СССР.

Современная Российская Федерация столкнулась с аналогичной ситуацией – тридцать лет активной политики трансформации социально-экономического строя, вхождения страны в Западный мир, сближения с элитами экономически развитых стран, сдачи державных интересов не привели к желаемой цели – стать частью Большого Запада.
При этом сам Западный мир сильно изменился по сравнению с 90-ми годами XX века – он стал более конку рентным, агрессивным, турбулентным, менее однополярным – появились сильные геополитические игроки, преследующие собственные интересы. Причем большинство новых игроков находится в пространстве Большой Евразии.

Для Российской Федерации, многополярность мира (учитывая протяженность ее границ, размер территории) чревата потенциальными угрозами ее безопасности.

Соответственно, трудности доступа к новым технологиям, их внедрения в производство не исчезнут и, вероятно, возрастут, ситуация окажется подобной той, в которой находился СССР с начала пятидесятых годов XX века, особенно по изделиям двойного назначения.

Списки КОКОМ и ныне никто не отменял. В этой связи невозможно отрицать необходимость самодостаточности технологического развития. Но вопрос не в том, что это надо делать, а в том, что осуществить и как осуществить.

Проблема лежит в плоскости:

1. Какова желаемая и достижимая степень технологической суверенности? Отдельные отрасли? Отдельные виды технологий?
2. Каковы возможности обеспечения, достижения технологической суверенности? Достижима ли она в принципе? Достижима в условиях поддержки, нейтральности внешней мировой среды?
3. Где взять передовые технологии? Создать самим? Заимствовать за границей, обеспечив мощный интерес для их передачи?
4. Каков механизм обеспечения реализации политики технологической суверенности? При этом подход должен быть системным – акцент необходимо сделать на комплексные технологии, и комплексный инструментарий их воплощения – от разработки до конкретного потребителя конечной продукции.
Важно адекватно оценить используемый инструментарий, в том числе эффективность технологических платформ как внутри страны, так и в разрезе международной кооперации, прежде всего, в рамках ЕАЭС.
5. Какой необходим режим функционирования экономики? Обычный для уже сформированной, имеющейся экономики? Вмонтирование в него специальных, целевых экономических механизмов? Мобилизационный для от дельных секторов, отраслей? Иные подходы?

Из приведенного перечня альтернатив видно, что существует множество вопросов, на многие из которых пока нет ответа. Современный мир – это мир глобальных цепей поставок. Российская Федерация уже вмонтирована в эту разветвленную паутину, но ей, как правило, отводится или начало цепи – поставка сырья, комплектующих, либо побочные ветви – место сборки готового изделия из компонентов иностранного производства и его реализации на российском рынке.

В результате в стране сложилась дихотомическая, двухконтурная модель производства: 1) контур, работающий на собственных технологиях на собственный рынок; 2) контур, работающий на иностранных технологиях, в т.ч. полученных на основе прямых иностранных инвестиций и на собственный, и на иностранный рынок.

И как следствие - многоконтурная модель рынка: а) внутренний рынок российских товаров, произведенных преимущественно на отечественной технологической основе; б) внутренний рынок российских товаров, произведенных по иностранным технологиям.

А также внешний рынок: а) экспортный, состоящий из товаров как произведенных в стране на отечественной технологической основе, так и из товаров, произведенных в стране на иностранной технологической основе; б) импортный, состоящий из товаров потребительского назначения и товаров производственного назначения.

Понятно, что доля товаров, происхождение которых основано на зарубежных технологиях, высока и продолжает возрастать. Тогда как требуется, чтобы возрастала доля товаров российского происхождения во всех контурах – и производственном, и рыночном.

Политика импортозамещения и экспорто наращивания в своей сути правильная, если иметь в виду развитие производства, а не просто замену одних иностранных поставщиков на других. И если она не носит декоративного и декларативного характера.

Ясно, что самое сложное – не провозглашение цели производственного суверенитета, а ее достижение. Опыт ряда стран в том числе СССР, послевоенной Франции, США и Китая последних лет, взявших курс на реиндустриализацию (США) и самодостаточное технологическое развитие (Китай) позволяет лучше осмыслить проблему технологической суверенности.

СССР, обладая большим экономическим потенциалом, данную задачу до конца не решил. Хотя стране удавалось вести исследования по всему спектру наук и создавать (или иметь потенциальную возможность создать) все основные технологии, имеющиеся в мире. Стремление конкурировать по всему спектру технологий, прежде всего в военно-промышленной сфере, приводило к экономическому сверхнапряжению всей страны.

При этом в гражданских отраслях ситуация складывалась хуже – мы проспали две научно-технические революции, в микроэлектронике и в компьютерных технологиях.

Но в целом советский опыт позитивен и ценен, он требует критического переосмысления и использования. Особенно в областях: 1) институционального обеспечения технологической независимости и формирования целевых программ; 2) целевого проектирования новых технологий; 3) государственного целевого финансирования крупных проектов; 4) целевой подготовки рабочих кадров, ИТР по новом специальностям; 5) импортно - экспортной политики в сфере высоких технологий.
Однако следует заметить, что исповедание в экономической политике житейского принципа – привлекать все лучшее из-за рубежа, а свое лучшее у себя же и придерживать – во многих случаях было не оправдано и сдерживало экспорт собственных передовых технологий.

Этот подход вел к потере потенциальных рынков и валютных поступлений, тормозил развитие высокотехнологичных производств, их конкурентоспособность. В качестве иллюстрации советского опыта рассмотрим его институциональную составляющую.

В основе организации научно-технологической деятельности лежали 3 принципа: 1) выделение паритетов и приоритетов; 2) формирование организационной структуры под цели; 3) персональная ответственность и руководителей. Была создана целерациональная организация вышеназванной деятельности с четким вертикально-горизонтальным построением: 1) директивно-координационное, 2) структурно-организационное, 3) функциональное.

Был создан многомерный контур взаимодействия между руководящими правительственными и исполнительными органами и организациями, с одной стороны, и отраслевыми министерствами и производственными предприятиями, с другой стороны.

Взаимодействие шло по нескольким линиям: 1) ГКНТ – АН СССР – НИИ – ВУЗ. 2) ГОСПЛАН – МИНИСТЕРСТВА – ПРЕДПРИЯТИЯ. 3) Перекрестное 1) и 2), а также Госбанк, специализированные банки и внешнеэкономические организации.
Проводилась единая государственная политика по сбору научно-технической информации и технологических достижений по всему миру.

Утверждались собственные научно-технические приоритеты, устанавливались задания по фундаментальным и прикладным научным исследованиям, НИОКР, техническим проектам и их документации, их передаче в производственные отрасли, разрабатывались планы обновления действующих и строительства новых предприятий, внедрения новой техники и технологий.

Все плановые задания увязывались с финансовым и кадровым обеспечением. Для подготовки профильных кадров специально создавались узкоспециализированные высшие, средние, начальные профессиональные учебные заведения.

Кроме того был создан адекватный поставленной задаче механизм финансирования. В его основе – планы научных исследований и перечни важнейших строек. Стройки в зависимости от важности финансировались либо из союзного, либо из республиканских бюджетов. Стройки местного значения – из областных.

Использовался и кредитный механизм – кредиты Промстройбанка на закупку нового технологического оборудования, на пополнение оборотных средств. Для закупки оборудования за рубежом министерствам выделялись целевые валютные средства. Расчеты шли через сеть советских заграничных банков.

Иной, но также позитивный опыт накоплен и в США, а именно два уровня проведения технологической политики: федеральный и корпоративный. Первый уровень – это общенациональные приоритеты, исследования, программы и их государственная поддержка за счет средств федерального бюджета, а также политика передачи военных технологий в гражданские сектора. Второй уровень – это стратегические интересы крупных компаний, удержание позиций на рынках (национальном и зарубежном) на основе корпоративных НИОКР, разработки и применения новых технологий, выпуска новых товаров, корпоративной политики создания собственных исследовательских структурных подразделений, их тесного сотрудничества с университетами и венчурными фирмами, государственной поддержки конкурентоспособности на зарубежных рынках.

Для Российской Федерации достижение технологической самодостаточности в условиях тесно взаимосвязанного мира очень важно и по причине обеспечения ее конкурентоспособности в Большой Евразии.

Для РФ технологическая самодостаточность требует решения триединой задачи: а) выделения приоритетных сфер для технологического рывка; б) формирования внутреннего и внешнего спроса на новые технологии и их продукцию; в) создания государственного механизма поддержки их разработки и внедрения.

Учитывая, что технологический рывок требует огромных средств, приоритет надо отдавать технологиям:
• в сферы воспроизводства жизнедеятельности человека (высокие технологии в медицину, в производство и переработку аграрной продукции);
• в оборонной промышленности;
• в ключевые области передового машиностроения;
• в глубокую переработку углеводородного сырья;
• в отдельные точечные направления будущих технологических укладов.

В целом, можно сделать вывод: наблюдаемая мировая корона-одержимость – это провозвестник долговременного процесса становления новейшего мира. А значит, от России требуются усилия во многих сферах общественной жизнедеятельности, включая и обеспечение технологической независимости.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1749
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 22 дек, 2021 13:17 »

Наступает время запуска «Стратегии цифровой трансформации ТЭК РФ», обеспечивающей выполнение требований государственных стратегических документов РФ и требований ФСТЭК России (текст стратегии см. выше).

https://3mv.ru/173975-amerikancy-obnaru ... itaem.html
Американцы обнаружили у себя "ужасающую уязвимость" перед Россией и Китаем
22.12.2021

Вчера МИД КНР официально поддержал требования России ограничить расширение НАТО на восток. Китайские товарищи отметили, что эта инициатива "способствует повышению взаимного доверия между странами, снижает риск конфликтов, отстаивает глобальную и региональную стратегическую стабильность", а также потребовали от НАТО отказаться от "менталитета холодной войны и идеологических предрассудков".
Это заявление возникло не на пустом месте. Незадолго до этого министры обороны России и КНР подписали дорожную карту по укреплению военного сотрудничества.


Все последнее время наши страны проводили совместные учения в самых чувствительных точках США и их сателлитов. Неужели военный союз России и Китая обретает реальность? "Теоретически вполне можно себе такое представить", — еще год назад ответил на этот вопрос российский президент.

Все это очень плохие новости для американских партнеров. Впервые за всю историю армия США оказалась лицом к лицу сразу с двумя сильнейшими армиями в мире.

Обратимся к американским специалистам. Уже сейчас они считают военный флот КНР самым сильным в мире. В нем числится 350 "официальных" боевых кораблей и не меньше двух тысяч "кораблей-призраков", скромных мирных суденышек, которые выглядят как траулеры, а на деле оснащены ракетными установками и зенитными орудиями.
К 2030 году только официальный флот КНР будет вдвое превосходить военный флот США.

В Вооруженных силах КНР служит больше двух миллионов человек — против 1,3 миллиона в США. Обмен технологиями между Россией и КНР, а также успешное добывание китайцами военных секретов в Соединенных Штатах сделали китайскую армию одной из самых высокотехнологичных в мире.

Российская армия уступает китайской по численности, но не по технологичности. У нас есть уникальное гиперзвуковое оружие, никаких аналогов которого американцам сделать не удается.

Очень беспокоят партнеров наши подводные дроны, способные уничтожить порты приписки всех американских субмарин вместе с городами. За нами опыт удачных военных кампаний: в Грузии и Сирии. Прибавьте к этому 1350 ядерных боеголовок — ровно столько же, сколько есть у Вашингтона.


Ну и что американцы могут всему этому противопоставить? Даже если к ним присоединятся сателлиты из блока НАТО, которые — есть такое подозрение — слиняют при первом же намеке на обострение.

Многие годы американские элиты тешили себя мыслью, что их страна — это некий непотопляемый авианосец. Они придумывали себе все новых врагов, безнаказанно вторгались в чужие страны и в конце концов совсем потеряли берега. Но сегодня неуязвимость этого авианосца выглядит очень сомнительно.

Американский режим сам назначил Китай и Россию своими стратегическими противниками. Нам-то все это даром не надо. И китайцы, и русские хотят нормального развития и мирного неба над головой. Но давайте посмотрим правде в глаза: если уж мы такие прям враги, то как американцы собираются с нами сражаться?

На сегодня лишенные всякого намека на ПРО тихоокеанское и атлантическое побережья Штатов полностью беззащитны перед военными угрозами. Что останется от США в случае, не дай бог, конечно, эскалации с Россией и Китаем? Радиоактивные руины прибрежных мегаполисов и, возможно, некоторая часть "ржавого пояса". Но живущие в этой глубинке бедолаги, задрав штаны, побегут сдаваться кому угодно, кто только спасет их от диктатуры своей родной Демпартии. Русские, китайцы, да ради бога. Все равно, кому сдаваться, лишь бы на гей-парады не ходить.

Американское руководство делает некие усилия, чтобы поправить положение. Вывели войска из Афганистана, приняли решение о перестройке армии для противостояния России и Китаю.

Сегодня все надежды возлагаются на постройку новых подлодок класса "Виргиния" и "Коламбия": в авианосных соединениях больше уверенности нет, решено пойти русским путем и положиться на ядерные субмарины. Загвоздка в том, что первая новая подлодка класса "Виргиния" появится хорошо если в 2031 году. А до тех пор, как считают американские военные специалисты, "будет долгий период нашей ужасающей уязвимости."


То есть до 2031 года открывается довольно интересное окно возможностей для России и Китая. Есть шанс несколько поддавить на экс-гегемона, чтобы он не пытался развязать самоубийственную агрессию.

Казалось бы, столкнувшись с такой угрозой, причем сотворенной исключительно собственными усилиями, американцы должны были задуматься. Прямо сейчас там должно вовсю кипеть обсуждение ситуации. Но нет. Это просто поразительная история. Там обсуждают любую ерунду от "омикрона" до нового любовника Ким Кардашьян, но только не экзистенциальную угрозу, нависшую над страной.

Военный союз России и Китая настолько страшная тема, что ее вообще не хотят обсуждать. Ровно так же, как и ультиматум президента Путина, потребовавшего от НАТО отвести военные соединения подальше от границ России.

Наши эксперты удивляются, почему западные СМИ даже не публикуют предложения российского МИД целиком. Да потому и не публикуют, что боятся. Страшно признавать, куда завела их собственная агрессивная политика, основанная на лжи и клевете. Еще страшнее признаваться, что ни черта не понимаешь в текущей ситуации.

Американские элитарии вновь загнали себя в ту же ловушку. Они так долго и так упорно распространяли дурацкие выдумки о непреодолимых противоречиях России и Китая, что постепенно сами в них поверили. Уже давно Си Цзиньпин объявил Владимира Путина своим самым близким другом, уже давно наши страны проводили совместные учения, развивали торговые, военные, дипломатические, да просто человеческие связи, а американские аналитики в погонах и без все продолжали объяснять заказчикам, почему союз России и Китая невозможен. Только полюбуйтесь на эти словесные выкрутасы: "Россия — изгой, но не ровня, Китай — ровня, но не изгой". Это не кто-нибудь, это Rand Corporation. Просто позорище, на самом деле.

Ну и что теперь, все эти аналитики скажут: "Простите, люди добрые, мы все наврали, пойдем переквалифицируемся в управдомы?" Ну вряд ли. И вот мы переживаем исторический момент ухода гегемона с мировой сцены, а западные СМИ хранят по этому поводу просто-таки оглушительное молчание. А все потому, что американский режим не имеет ни малейшего представления, как разруливать ситуацию.

"Если Китай и Россия начнут действовать более солидарно и скоординированно, нас ждет сюжет похлеще, чем в романах Тома Клэнси, — еще в апреле написал Фредерик Кемп, главный исполнительный директор Atlantic Council. — В этом сценарии у США и их союзников нет не только стратегии, но даже простого понимания, что происходит".

Тогда к Кемпу никто не прислушался. Американцы продолжили свою самоубийственную политику и полезли на Украину и Тайвань. Терпение закончилось и у России, и у Китая. Надо сказать, тут американские партнеры добились просто невозможного.

Наши диванные воины любят ворчать на китайцев за их осторожность и нежелание ввязываться в конфликты. Все эти анекдоты насчет семьсот сорок девятого китайского предупреждения — ужасная пошлость, на самом деле.

Чтобы понять сдержанность китайцев, стоит погуглить, например, такое понятие, как "Нанкинская резня". Это действительно жуткое чтение. Китай такой же рекордсмен по количеству жертв во Второй мировой войне, как и СССР. Страдания и гибель китайцев от рук японских милитаристов были чудовищными, просто немыслимыми. Они травмировали психику народа на несколько поколений вперед. Подчеркнутая сдержанность китайцев — это наше "лишь бы не было войны", только на максималках.

Однако американцы на протяжении многих лет провоцировали и оскорбляли этот великий народ. Тут важно еще и то, что западные нации — и русские в том числе — воспринимают обман со стороны контрагентов как нечто неприятное, но нормальное. Это не трагедия, это просто бизнес. Китайцы воспринимают такой обман как оскорбление. Они при этом теряют лицо. Это мучительное чувство, тем более неприятное, что его решительно невозможно перевести на английский язык и изложить в заявлении МИД.

В общем, у всех накипело. Бывшему гегемону решили указать его место. Гегемон в растерянности. Представители американского режима отлично понимают, что подведомственное население совершенно не горит желанием его защищать. Можно понять русских или китайцев: Вашингтон открыто угрожает им полным уничтожением. Это, надо сказать, мотивирует.

Но за что воевать американцам? За яхту Джона Керри? За самолет "Лолита", на котором президент Клинтон летал на "остров педофилов"? За кокаиновые дорожки Хантера Байдена? Раздробленная, озлобившаяся, разочарованная нация в состоянии вялотекущей гражданской войны просто обречена на поражение.

Впрочем, реальный военный конфликт в данной ситуации вряд ли возможен: слишком бросается в глаза превосходство России и Китая. Китайский военный теоретик Сунь Цзы считал, что лучшая победа та, что достигнута без сражения. Похоже, именно на этот вариант рассчитывают сегодня наши страны.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1749
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Чт 23 дек, 2021 09:48 »

Пояснение №2
(к разделу 1. Актуальность работы, см. статью часть 1)

Из текста "Указа об утверждении основ государственной политики в сфере стратегического планирования", №633 от 8 ноября 2021 года Президента РФ следует, что Стратегия цифровой трансформации ПАО "Газпром", одобренная 17 декабря 2021 года, не соответствует его требованиям.


Приложение №1
https://vkpb-skb.ru/index.php/informats ... -2021-goda
Путин начал готовить страну к реформе — анализ Указа Президента от 8 ноября 2021 года
9 Ноября 2021 года


8 ноября 2021 года, Президент Российской Федерации Владимир Путин, подписал "Указ об утверждении основ государственной политики в сфере стратегического планирования".

В указе, среди прочего, основным инструментом планирования определяется балансовый метод, и разработка на его основе мер для достижения поставленных целей и их ресурсной обеспеченности.

Таким образом, балансовый метод возвращается в систему подготовки и принятия государственных решений. Впервые со времен СССР!

В переводе на русский язык это означает, что государство будет контролировать производство, и регулировать его соответственно потребностям. То есть, как мы писали в ранее выпущенных статьях «Путин готовит грандиозную реформу» и «Капитализм сломался — Путин и Мишустин меняют все!» — в Россию возвращается система государственного планирования, которая будет строиться на новых технологиях.

Указ определяет, что информационно-аналитическое обеспечение стратегического планирования осуществляется посредством единой цифровой информационно-аналитической платформы стратегического управления в Российской Федерации, обеспечивающей в режиме реального времени предоставление всей необходимой информации, балансовые расчёты, согласованность планов, моделирование и анализ последствий принимаемых решений, оперативную корректировку планов.

Другими словами, теперь вычислительная техника будет оперативно анализировать спрос в режиме реального времени, и давать команду производственникам — какую именно продукцию сегодня надо выпустить.
Хочется сразу предупредить — вероятно, в ближайшее время, мы услышим дикие вопли всепропальщиков и либероидов о скором наступлении дефицита как в позднем СССР. Сразу возразим — применение современных вычислительных мощностей легко решает главную проблему плановой экономики Советского Союза — неповоротливость командно-директивной системы. Идея была правильная, но, для масштаба огромной страны, мощности вычислительных систем в те времена были еще слишком слабы.

Когда речь заходит о плановой экономике, многие утверждают, что ее невозможно построить при наличии частной собственности на средства производства. «А как тебе такое Илон Маск?»:

В Указе Президента есть один очень и очень важный пункт, пункт №17: «В документах… планирования… определяются направления и приоритеты государственной политики в установленной сфере деятельности, цели, задачи, показатели, в соответствии с которыми разрабатываются… плановые… документы государственных корпораций, государственных компаний и акционерных обществ с государственным участием».

Как видно из документа, ведущая роль в планировании отводится предприятиям с государственным участием. Деятельность именно таких предприятий будет закладывается в план. Вероятно только они смогут участвовать в госзакупках, пользоваться налоговыми льготами и получать посильную помощь от государства. Если какое-то ООО видит в себе силы справится самостоятельно — бог в помощь (никто на его собственность не претендует). Но если акционеры пожелают принять в свои ряды государство, то к богу присоединиться еще один помощник. Возможно более важный, в силу своей приземленности. =)

Такой симбиоз госкомпаний, государственно-частных партнерств и частных компаний может стать основой стратегического планирования новой экономики, в которой уровень производства потребительских товаров может поддерживаться не только государством, но и небольшими частными предприятиями, более чувствительными к желаниям покупателей. И никакого дефицита!


Приложение №2
https://rusonline.org/world/cugcvang-pu ... e-proigral
23 декабря 2021 года
События начала зимы 2021 войдут в мировые учебники по истории. Сегодня решается судьба всего человечества на ближайшие две сотни лет, а то и дольше.


Что же произошло?

Военная сфера:

--15 ноября — ВКС России сбивают списанный советский спутник, тем самым показывая, что американские космические военные системы больше не находятся вне досягаемости русского оружия. Спутниковая группировка США, обеспечивающая навигацию всего высокотехнологичного и высокоточного вооружения (крылатые ракеты, беспилотники, самолеты 5 поколения и т.п.) перестает быть неуязвимой.

В случае военного конфликта, Россия становится способна «выключить» наступательные силы американцев, которые не могут обойтись без спутниковой поддержки, в силу своей географической удаленности от потенциального противника.

— Россия испытывает гиперзвуковую ракету «Циркон», способную преодолевать американскую систему противоракетной обороны (ПРО). Испытание проходит штатно, а сам запуск, проходящий в рамках завершающего цикла испытаний, признается успешным. Кадры взлетающей ракеты облетают весь мир, а вместе с ними появляется и информация, что американские военные не смогли отследить ни этот, ни предыдущие пуски подобных ракет. Это означает, что не только пресловутая система ПРО, но и американская система о предупреждении ракетных атак официально признана металлоломом. Таким образом, с вводом в строй «Циркона» и оборонительные силы американцев также становятся недееспособными.

--17 декабря — Россия фактически выдвигает ультиматум Западу: «убирайтесь из Восточной Европы со своим НАТО или мы тоже начнем играть не по правилам». Этот ультиматум заявлен в форме опубликованного проекта двустороннего соглашения по обеспечению правовых гарантий безопасности со стороны США и НАТО. На дипломатическом языке, действия России в случае невыполнения требований прозвучали так: «Россия будет вынуждена перейти в режим создания контругроз НАТО».

--18 декабря — в СМИ просачивается информация о третьем подряд неудачном испытании гиперзвуковой ракеты в США. После чего, президент США поручил своей команде использовать все возможные инструменты, чтобы «сдержать» Россию от предполагаемого «вторжения» на Украину и дал на это срок в 4 недели. Надо понимать, что Украина тут совсем ни при чем, и речь идет о военном паритете с Россией.
Скорее всего 4 недели даны на то, чтобы решить проблемы с разработкой гиперзвуковой ракеты или, как минимум, снять очередной фантастический "блокбастер" об успехах американских военных в данной области.

--Между тем уже прошли многочисленные двусторонние встречи Владимира Путина с мировыми лидерами. Российский Президент поочередно провел закрытые переговоры с премьер-министром Индии (6 декабря) и лидером Китая (19 декабря). Встреча с индийским руководителем закончилась подписанием многомиллиардных военных контрактов. А в рамках последней встречи Путина с китайским лидером, Си Цзиньпин выказал полную поддержку проводимой Россией внешней политики и заявил, что союз России и Китая — «больше, чем военный».

Итоговый расклад сил в военной сфере:

Благодаря развитию новых видов вооружения в России, США потенциально лишены наступательных и оборонительных сил;

Россия, Китай и Индия, в случае глобального конфликта, готовы выступить единым фронтом.

США, в свою очередь, имеют в союзниках лишь европейские государства, которые не обладают ни военной мощью, ни ресурсной базой для противостояния объединенным силам России и Китая;

Экономическая сфера:

В течение прошедшего года на многих международных форумах и конференциях неоднократно высказывался тезис о том, что экономика, основанная на кредитовании — западная капиталистическая модель пришла в тупик и больше не работает должным образом. По оценке независимых экспертов, фактическая инфляция в США сегодня превышает 25%.

Сырьевые рынки сходят с ума: стоимость нефти на мировых рынках держится на уровне $73 за баррель. Стоимость газа в декабре достигла фантастических $1700 за тысячу кубометров. Эти скачки ведут к значительному увеличению всех транспортных и производственных расходов и как следствие к дальнейшему удорожанию конечной продукции.

Спрос падает, производства останавливаются, поставки прекращаются, технологические цепочки рвутся (с риском невозможности последующего восстановления).

И так по кругу стремительно набирает обороты структурный экономический коллапс глобального масштаба, в эпицентре которого находится доллар.

Мировой финансовый гегемон стремительно теряет свои позиции. Госдолг США вплотную приближается к $29 триллионам (по $260000 на каждую стандартную семью из 3-х человек)!

С этой позиции, угрозы исключения России из мировой финансовой (долларовой) системы кажутся странными.

Ранее введенные санкции уже привели к росту активности отечественных производителей в сельском хозяйстве, значительно способствую развитию этой отрасли.

Дальнейшие ограничения участия России в умирающей западной экономической модели в перспективе выглядят даже более выгодными, чем само это участие.

Центр мировой экономической активности давно переместился в Азию, и нет никакого смысла цепляться за разваливающуюся на глазах западную модель. Все шире распространяется практика произведения расчетов в национальных валютах. А если уж очень потребуется поторговать с Европой или Америкой в обход санкций, всегда можно использовать и денежные суррогаты в виде различных криптовалют.
По оценкам независимых специалистов в экономической сфере, российская экономика сегодня значительно недомонетизирована «стараниями» Центрального банка РФ, подчиняющегося Мировому валютному фонду.

Кроме того, внутренние рублевые инвестиции фактически блокированы политикой денежных властей. В случае отказа от участия в долларовой системе эти оковы будут сняты, и Россия получит шанс обеспечить себе экономический рост или как минимум стабильность на фоне глобального финансового краха.

Российский лидер уже заявил о том, что России предстоит трансформация всей экономической жизни.

И мы видим, что необходимая подготовка такой трансформации уже ведется. Читайте об этом в статье "Путин готовит грандиозную реформу".

Можно сделать вывод о том, что альтернативная экономическая модель в России уже создана и в ближайшее время начнется ее активное строительство.

Итоговый расклад сил в экономической сфере: Мировая глобальная финансовая система, ядром которой выступал доллар США, стремительно рушится. С ней рушится и вся западная экономическая модель на базе кредита.

На официальном уровне, необходимость создания альтернативной экономической модели никто пока не озвучил. А ведь ее еще надо разработать и опробовать. Минимум на ближайший десяток лет у США нет возможностей выбраться из экономической ямы. А значит — негде взять достаточные ресурсы для противостояния с Россией и Китаем.

В то же время, выход России из долларовой системы, ускоряемый различными санкционными явлениями, взаимодействие с региональными партнерами (в первую очередь азиатскими) и включение механизмов внутренних рублевых инвестиций позволят нашей стране обеспечить необходимый экономический рост, даже не смотря на негативные глобальные процессы.

Общий итог:

По большому счету уже не важно, какой ответ даст администрация Байдена на предложения России по НАТО. Ультиматум со стороны России по вопросам размещения войск Альянса — это УЖЕ предложение сдаться.

Путин загнал Запад в условия вилки в глобальной политической шахматной игре.

У противника теперь есть нелицеприятный выбор: отступить и навсегда потерять лицо и влияние или сопротивляться и погибнуть в неравной борьбе с объединенными силами России, Китая и Индии.

Все вышеописанное не оставляет Западу шанса на возврат былого величия. У США на сегодня больше нет ни силовых возможностей противостоять России ни экономических.

В военной сфере США уже отстают, а экономическое превосходство стремительно тает. История показывает, что в подобных случаях западные страны пытаются стравить Россию с кем-либо из соседей, чтобы чужими руками ее ослабить. Сегодня мы можем наблюдать аналогичные попытки на примере разжигания русофобии на Украине, в Прибалтике, в Закавказье.

Но, мы также видим то, что руководство страны хорошо осознает опасность втягивания в военные авантюры. МИД России гасит эти очаги напряженности по большей части несиловыми средствами, не позволяя себе стать жертвой очередной манипуляции организованной слабеющим Западом.

Военное вмешательство России носит точечный, тщательно выверенный и непрямой характер.

Безусловно, пока еще остается проблема наличия местных компрадоров либерального толка. Но их время тоже на исходе — с разрушением гегемонии Запада им не остается места в новой реальности.

Вернуться в Для тех кому за...


Поделиться

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1